чередование е-о во множественном числе

burefan

Member
Russia/ lives in US
Как можно объяснить то, что формой множ. числа слова 'жена' является 'жёны', а формой множ. числа слова 'стена' -- 'стены' (а не 'стёны')? :confused:Заранее спасибо!
 
  • Maroseika

    Moderator
    Russian
    Еще есть жонка. Там ведь, собственно, не ё, а о - жо́ны.
    Во всяком случае, в древнерусском еще было мн.ч. жены, так что чередование е-о в этих словах довольно недавнее явление. Может быть, е в же́ны оказалось неустойчивым в положении перед открытым слогом? Ср. жечь - жжоный (жжёный) и колебания желчь - жёлчь, жерло - жёрло и т.п.
     

    VelikiMag

    Senior Member
    Serbian - Montenegro
    And I would like to know why знамя has plural знамёна, and all the other nouns of that kind (семя, имя, племя, стремя, пламя, вымя, темя, бремя) have plural where last a is stressed (семенá). What happened there?
     

    carsten

    Member
    Russian
    Это потому что в "стены" стоял ять. -е- переходил в -ё- в положении не перед мягким, но ять в -ё- никогда не переходил (за исключением пары случаев). Стѣна, но жена.

    Может быть, е в же́ны оказалось неустойчивым в положении перед открытым слогом? Ср. жечь - жжоный
    Нет, просто навсего в слове "жечь" после -е- идёт мягкий звук, поэтому ёканья не происходило. В "жжёный" далее идёт твёрдый звук (-н-) => ёканье произошло.

    колебания желчь - жёлчь, жерло - жёрло и т.п.
    Эти колебания, типа небо-нёбо, связаны с тем, что одно слово из таких пар заимствовано (или было под влиянием) из церкновнославянского, где ёканья не было. Книжный язык долгое время боролся с ёканьем как с порочным явлением, поэтому некоторые слова несут в себе следы этой борьбы.
     

    Sobakus

    Senior Member
    As for the е => o shift, what rule you mean?

    I mean the rule that tells you "it's ё and not е here because so-and-so". Although now I remember reading about "it's ё before hard consonants", but there are quite a few exceptions, as I recall, and not only the borrowngs.
    And I would like to know why знамя has plural знамёна, and all the other nouns of that kind (семя, имя, племя, стремя, пламя, вымя, темя, бремя) have plural where last a is stressed (семенá). What happened there?

    Worse yet, it's стремя́на :D
     
    Last edited:

    burefan

    Member
    Russia/ lives in US
    Это потому что в "стены" стоял ять. -е- переходил в -ё- в положении не перед мягким, но ять в -ё- никогда не переходил (за исключением пары случаев). Стѣна, но жена.
    Великолепно! Спасибо за объяснение. От меня требуется объяснить это чередование исторически (что Вы и сделали) и синхронно, в структуре современного языка, что я не совсем понимаю, честно сказать. Гипотезы???
     

    carsten

    Member
    Russian
    От меня требуется объяснить это чередование исторически (что Вы и сделали)
    Тут не совсем полно: -е- переходил в -ё-, если я не ошибаюсь, из-за веляризации следующего согласного. Веляризация противопоставляется палатализации, поэтому если далее шёл палатализованный (мягкий) звук, это блокировало слово от ёкания. Ять же был долгое время закрытым звуком или дифтонгом (/ие/?), который тоже блокировал -е- от веляризации и перехода к -ё-.

    и синхронно, в структуре современного языка
    М-м-м, не знаю. Просто сформировались разные парадигмы... Напр. носители спокойно различают и помнят, что водА-вОду, но бедА-бедУ. Это разное ударение есть рефлекс тонального ударения в древнерусском, которого давно нет, но люди до сих пор помнят такое различие в ударениях.

    Нужно ещё добавить, что аналогия здесь-таки сильна, напр. звѣзды стали некорректны произносится как звёзды. Возможно, просто мало времени ещё прошло (со времени слияния ятя с обычным "е" - где-то два века), и когда-то в будущем парадигмы "стены" и "жёны" сольются в "стёны" и "жёны".
     
    Last edited:
    Top